Гибельный посох со знаком дикости

Book: Крест и посох

В колесницу запряжены были пять жаворонков -- в знак того, что корону, которую .. Гибельное время -- время плясок, ибо на многие прегрешения склоняет. Дикость и невежество танцевать безостановочно до той поры, пока .. На алтаре был изображен святой в дорожном одеянии, с посохом в руке и. раздраженно проворчал Витой Посох, подслушав мысли своего носителя. Со вторым я знаком по Военной Академии, попытаюсь выяснить и рванулось к границе, за которой извивалась гибельная мгла. нашего мира в дикости, не позволяя толком развиться ни магии, ни науке. Нет, легче посох и сума. . Примечательно, что в школе мы учимся относиться к людям, совершавшим все эти дикости, с уважением; даже . Личность не всегда беспомощна, а одиночество гибельно .. “Народ” без знака плюс.

Ишмаэль изгоняется из дома Авраама, Страну же он покидает добровольно, поселившись в Паране. Трудно быть потомком Авраама, взять на себя тяжесть изгнания и порабощения, обещанную в союзе между рассеченными животными. Без этих страданий трудно целому народу заслужить Землю Святости. И Лот, и Ишмаэль, и его будущий племянник Эсав не готовы на такую цену. Как же откреститься от Авраама и от его тяжелого пророчества?

Первая заповедь Б-га Аврааму - поселиться в Стране. Значит, убегая за её пределы по собственной воле, ты отказываешься от этой судьбы. Пусть другие страдают, мы потом попробуем отобрать у них силой и выстраданную Страну, и выстраданное Наследие. В этом хитром реванше и кроется секрет отношения Ишмаэля и Эсава к нам и нашей Стране. Авраам же и его подлинное потомство продолжают крутой и тернистый путь избранничества, вершина которого - жертвоприношение, самопожертвование.

Ицхак в расцвете сил, и глубокий старик Авраам не справится с. Но Ицхак добровольно идет на Храмовую гору, зная об отведенной ему роли. Он - чистая добровольная жертва, выше которой нет ничего, кроме жертвы самого Авраама. Уходя в Страну, он похоронил свое прошлое, принес его в жертву. После неисчислимых страданий и преград единственная подлинная награда - это Ицхак, его продолжение.

Не только сына приносит он в жертву, но и все обетованное будущее. Без прошлого и без будущего - что останется ему? Но и его. Как вернется он к Саре без Ицхака? И не теряет ли он даже своего Б-га? Не все ли обещания Вс-вышнего воплощаются через Ицхака, которого теперь надо принести в жертву непостижимой Высшей Воле. Нет пути назад, нет пути вперед, но Авраам идет в никуда. Нет более полной самоотдачи Вс-вышнему, нет более тяжкого подъема, чем склон горы Мория. Моше в минуту самопожертвования ради спасения народа сказал Б-гу: Моше готов был погибнуть во всех мирах ради возложенной на него миссии, ради вверенного его пастушескому посоху народа.

Авраам готов собственноручно вычеркнуть отовсюду и себя, и смысл всей своей жизни, свой будущий народ, его эмбрион. Нет более полного самоотрицания перед Б-жьей волей, и потому нет большей заслуги перед. Это та скала, на которой строится суть вечности народа. Кто готов был до такой степени сделать себя ничем, тот воистину станет. Так самопожертвование становится основой бессмертного бытия смертных людей.

Так преходящее становится вечным. Ицхак роет колодцы, засевает поля и молится в уединении среди природы. В засуху и голод он хочет по стопам отца спуститься в Египет, но Б-г останавливает его: Здесь ты родился, здесь взошел на жертвенник, здесь и проживешь свои лет до самой смерти. Не уходи никуда. Не бойся ничего, Я буду с. Ицхак в засуху на юге страны засевает поле и пожинает стократный урожай.

Среди всеобщего голода растет его вызывающее богатство. Б-г с ним и в буднях, он благословен даже среди беды. Непохожая двойня После смерти Сары, связанной с жертвоприношением сына, замененного в последнюю минуту животным, Авраам похоронил великую жену в пещере Махпела, которая ассоциируется с туннелем для душ, летящих к райскому свету. Покупка этой пещеры и поля связуется с приобретением Страны, преддверия рая, основания лестницы Яакова, ступени которой ведут в небо. Ицхак, единственный сын Сары, был безутешен.

Над шатром ушедшей матери уже не висело облако Славы Б-жьей, не горели всю неделю зажженные ею к Субботе свечи, не оставались свежими до следующей Субботы испеченные ею халы, субботние хлеба. Да и сама Суббота, частица рая и вечности, целующей землю, ассоциируется с праведной хозяйкой дома, доблестной женщиной, которая готовит к встрече с Субботой дом и семью, источает её волшебный свет. Авраам решает утешить сына назревшей женитьбой, но где найти подходящую жену праведнику, чистой жертве, живущей среди развращенных хананеян?

И Авраам посылает свата в далекий дом своего брата Нахора, чтобы отыскать подходящую девушку из его пока ещё не развращенного рода. Хотя потомки Нахора грешили идолопоклонством и обманом, они все ещё страшились разврата, испытывали отвращение к.

Сват просит у Б-га помощи в трудном предприятии. Как узнать душевные качества незнакомой девушки? А вдруг внешность обманчива? И сват говорит Вс-вышнему: Если она не только выполнит это, но и захочет напоить моих верблюдов, - это и есть подходящая невеста!

Авраам - человек милосердия, помогающий путникам, поэтому такой же должна быть и жена его сына. Сват не успевает закончить свою молитву, как в поле его зрения оказывается прекрасная Ривка. Она оказывается внучкой Нахора, получает богатые дары и отправляется к Ицхаку с согласия своей далеко не гладкой семьи.

Чувствуется, что девушка стремится поскорее расстаться со своей родней, где она роза среди терниев, присоединиться к подходящему ей роду праведников. По дороге она так потрясена видом молящегося в поле святого, что падает с верблюда. Такова первая встреча жениха и невесты.

Ривка располагается в шатре Сары, и сразу же возвращаются все его чудеса: Облако Славы, негаснущие свечи и нечерствеющий хлеб. Женитьба на такой девушке помогает Ицхаку утешиться. Однако падение или другая причина привело Ривку к бесплодию.

Второе поколение после Авраама опять продолжает свой род молитвой и чудом после двадцатилетней бездетности! Нет, не естественный народ происходит от Сары и Ривки, а выходящий за рамки законов природы, тот, который за лет изгнания не растворится и даже будет вновь возвращен из всех народов в ту землю, из которой когда-то был взят. Ни с кем иным такого не было. Однако эмбрион ведет себя странным образом. Но и когда она оказывается возле капища идолопоклонства, мечется плод в чреве, стремясь туда!

Что за странного человека я должна родить, - вопрошает Ривка, - как можно быть одновременно и праведником, и злодеем? Шем и Эвер отвечают ей пророчеством свыше: Два ребенка рождаются у Ривки. Один рыжий и волосатый, как взрослый, другой гладкий. Один рвется в поле, как Ицхак, но с другими целями: Будучи подростком 15 лет, Эсав совершает первые тяжкие преступления.

В ту же минуту Б-г, обещавший его дедушке Аврааму добрую старость, забирает душу старика, чтобы тот не узнал, до чего докатился его внук. Какая после этого добрая старость? Но Эсав, который не в состоянии постигнуть духовные причины событий, толкует это.

Отец Авраама, язычник, прожил лет, а верный слуга Б-га Авраам только ? Нет воздаяния, нет смысла служить Б-гу, не нужно мне первородство, подразумевающее такое служение! Яаков предлагает Эсаву продать ему первородство, и Эсав соглашается. Принято считать, что Яаков купил первенство за чечевичную похлебку, но более глубокий анализ разных времен глаголов в этой фразе показывает, что Яаков дал ему еду до сделки.

Да и сам Эсав не был наивным простачком, который продаст что-то важное для покупателя за бесценок. Одно из толкований говорит о том, что Яаков отдал за это Эсаву свою долю материального наследства. В пользу этого толкования можно привести факт отчаянной борьбы Яакова за плату от Лавана. Зачем было так мучиться и рисковать, если дома тебя ждет папа-миллионер? Только если наследство уже продано, надо бороться за плату, чтобы кормить семью, даже рискуя многим.

История соперничества Яакова и Эсава - это не только продолжение, развитие и полное раскрытие прежних соперничеств, но и их исправление. Яаков не идет на фронтальную и бескомпромиссную борьбу до конца, как Авель, а стремится выкупить то, что важно ему, за материальные ценности, более важные Эсаву.

Поэтому, несмотря на глубокое противоречие и конфликт, дело не доходит до смертоубийства. Подобно Аврааму, любящему Ишмаэля, и его сын Ицхак любит человека поля Эсава, не замечая, что при всем сходстве качеств между отцом и этим сыном, качества эти у них с противоположным знаком.

Яаков разрабатывает новую форму служения Б-гу. Он является венцом диалектической триады тезис-антитезис-синтез в понятиях Каббалы Авраам выражает сферу Милосердия, Ицхак — Отваги, а Яаков — средней линии Великолепия. Он совершенный человек, гений экономики, который умеет превращать в золото всё, за что возьмется. Эсав успешно разыгрывает перед отцом праведника, а Ривка видит артиста насквозь и отвергает его, предпочитая праведника подлинного.

Секрет похищенного благословения Когда Яаков получил повеление матери похитить предназначенное Эсаву благословение, он искал отговорки, но воля Ривки была непреклонной. Сара добилась изгнания Ишмаэля, Ривка - переадресовки благословений этого мира Яакову. Яаков разрывался между почитанием матери и необходимостью обмануть отца, между желанием получить благословение и страхом заслужить проклятие.

Однако он понимал, что предпочтение, которое отдает Ицхак Эсаву, основано на обмане, на краже Эсавом образа праведника Яакова. Поэтому, разыгрывая Эсава, он лишь возвращает себе свой же похищенный образ. Эсав ловил слабости отца, подыгрывал им, изображая себя тем, кем отец хотел его видеть.

Он кормил отца вкусной дичью от охоты, подкупая его обманутое сознание. Слепота глаз Ицхака была лишь телесным отражением его духовного ослепления. Кроме того, каждый из отцов искал наследника в продолжателе своих качеств, своего пути или их скорлупв то время как подлинный наследник творчески разрабатывал ещё нехоженые пути Служения.

Нечто подобное испытывает праведник, передавая аналогичным путем благословение. Он понял, несмотря на сомнения, вызванные неподделанным голосом, что благословение ушло по верному адресу.

Поэтому после возвращения Эсава с охоты он ответил ему, что получивший благословение действительно будет благословен, несмотря на нехороший способ его получения. А вырвавшееся признание Эсава о продаже первородства только подтвердило справедливость подмены. Ведь невозможно и продать что-то, и в то же время продолжать пользоваться проданным, как ни в чем не бывало! Однако Эсав вымолил себе похожее благословение, где роса небесная и тук земли поменялись местами. Духовно прозревший Ицхак понял, у кого из сыновей небесное стоит на первом плане, а у кого земное.

Большевистская и нацистская революции дали нам образцы такого перевернутого мира. Эсав не смирился с похищением и тешился каиновыми планами братоубийства.

Ривка отправляет Яакова к своему брату Лавану, чтобы найти там временное убежище от гнева Эсава и жену, которая отличалась бы в лучшую сторону от развратных ханаанских жен старшего брата. По дороге Яаков видит во сне лестницу, соединяющую небо и землю поэтому ему нужно было и земное благословение.

Он приносит обет Б-гу, усматривая в пророческом сне знак продолжения Союза со Вс-вышним. В Харане Яаков пасет скот Лавана семь лет за его младшую дочь Рахель, однако Лаван обманывает его, подменив избранницу своей старшей дочерью Леей. Он добивается того, чтобы Яаков служил ему ещё семь лет за любимую Рахель, а потом еще столько же за плату. Жадный и хитрый Лаван видит, как умножается его скот под благословенными руками праведника, и он хочет задержать его у себя надолго.

По преданию, когда Яаков утром обнаруживает возле себя Лею вместо Рахель, он говорит ей: Но ведь цель Леи - сохранить семью, над которой нависла угроза развода за обман. Разве логичен для этого довод: Ты обманул своего отца, притворившись первенцем, мой же отец обманул тебя, подсунув тебе первую дочь вместо младшей! Нет, Лея намекает не на неотвратимость наказания, а на реализацию благословения.

Она предназначалась старшему сыну Ицхака, но тот, кто обманом приобрел благословение первенца, обманом же получил предназначавшуюся тому старшую дочь Лавана.

А жена - это дети, будущее, в котором и должно реализоваться благословение. Это будущее доказало правоту Леи! Именно Рахель принято считать главной праматерью еврейского народа. Не усвоили ли мы оптический обман своего праотца? Что у нас осталось от потомков Рахели? Сравнительно небольшое число семейств Биньямина, которые присоединились к колену Егуды в период возвращения из Вавилонского плена! Основа народа сегодня - это потомки Леи, колена Егуды и Леви и два бессмертных рода, порожденных этими коленами: Именно эти две прочные нити связывают наш земной быт неразрывными узами с небом.

Лишь к концу жизни понял Яаков, кто самый главный его сын: Два серьезнейших и взаимосвязанных вопроса возникают в этой связи. Почему именно Рахель была изначально и до конца! И почему вся история его отношений с Леей вырисовывается как некая побочная трансформация похищенного у Эсава благословения и не видел ли сам Яаков почти до конца жизни в её детях некое отражение Эсава? Да и вражда между Йосефом и его братьями воспринимается не только как продолжение соперничества между матерями, но и ещё глубже, как продолжение вражды Яакова и Эсава в следующем поколении!

Ведь и тут дело чуть не дошло до убийства! И даже сны Иосефа по поводу братьев выглядят как пророчество о реализации похищенного у Эсава благословения по отношению к нему же! Нам это соперничество кажется таким анахронизмом: Однако насколько это ясно нам, настолько же это не было очевидно для. Наоборот, весь опыт прошлого доказывал, что в каждом поколении избирается только один человек, прочие же отбрасываются, и в их поколении на такую роль явно напрашивался любимый сын от любимой жены - Йосеф, только он.

Все земные и небесные знаки свидетельствовали об этом однозначно, да и сам Йосеф не держал руки в карманах, а всеми путями старался реализовать это свое предназначение. Все земные и инфернальные силы объединились против этого баловня судьбы, испытывали его праведность тяжелейшей проверкой, враждовали против него и сбрасывали в яму за ямой. Казалось, сам Б-г и сатана ведут поединок за жизнь и судьбу этого человека, ставшего пупом земли, центром мироздания.

А тем временем в безвестном и бесславном мраке рождается от Егуды и Тамар Перец, от которого через десять закулисных поколений прорывается на арену Давид, первый Машиах и праотец последнего. Это напоминает ложную шахматную атаку, которая на самом деле только прикрывает мат, внезапно падающий на голову соперника с совершенно забытого угла доски. Однако среди тогдашних женщин такой кандидатуры не нашлось.

Б-г попросту расщепил её на Лею и Рахель, чтобы запутать злые силы а заодно, по необходимости, и самого Яакованаправить их по ложному следу и ошарашить внезапным матом с неожиданной стороны.

У Леи были нежные глаза, зеркало души, потаенной внутренней сути человека. Рахель же была прекрасна во всем остальном, и именно она пленила взгляд и сердце мужа. Рахель обладала бросающимися в глаза благородными качествами в отношениях с ближним.

Она могла выдать свою сестру, свою подмену, но предпочла подавить в себе такую естественную ревность к сопернице, чтобы не опозорить её. За это и Вс-вышний подавил Свою ревность к евреям за их идолопоклонство в период Первого Храма, и не погубил Свой народ. Лея же пряма с Б-гом и предана Ему, что менее заметно в земном быту. С её стороны немыслимо связывать какую-то проблему ни с человеком, ни с мандрагорами, ни с идолами отца-Лавана как бывало у Рахелиа только со Вс-вышним, которому она так благодарна в своей непростой участи, в своей теневой роли, которая лишь в далеком будущем получит надлежащую славу.

Две жены - как две скрижали. Одна несет в себе заповеди между человеком и Б-гом, другая - между человеком и ближним. Обе, не ведая того, дополняют друг друга и лишь вместе являются совершенством, неразделимым целым.

Таковы же и их дети, дом Леи и дом Рахели. Между молотом и наковальней С помощью Б-га и своего тяжелого труда Яаков добивается. Чужбина не только не ломает его дух, но он еще и становится богатым человеком, хотя начинал с нуля. Двенадцать детей венчают его достижения. Но, как нередко бывало в нашей истории, все это и сама жизнь висит на волоске. Лаван видит в нем как и во всем вообще лишь орудие собственного обогащения. И когда все мошеннические трюки не помогают, он готов на прямой грабеж и даже на убийство.

Яаков решается бежать, но Лаван гонится за ним вместе со своим кланом. Не так-то легко избавиться от этого деляги! В бурном споре между Яаковом и Лаваном праведник открыто излагает причины своего бегства.

У Яакова стопроцентное алиби: Эта плата оговорена заранее, и её нельзя перепутать ни с. Б-г решил умножить его награду, распространив в приплоде именно эту масть. Правда, Рахель украла божков Лавана, но Яаков ничего об этом не знает, а Лаван не может найти. Лавану нечем доказать перед общими родственниками вину Яакова, а Б-г предостерег его накануне во сне от каких-либо действий против праведника. Но не случайно имя Лавана Арамейца в перестановке еврейских букв дает его истинное значение: Лаван заключает с Яаковом договор о дружбе и ненападении, но сразу же после этого посылает, по преданию, своего сына к Эсаву, подстрекая его напасть на возвращающегося в Страну праведника и истребить его вместе с дочерьми и внуками самого Лавана!

Именно поэтому гонцы Яакова застают Эсава с огромной бандой в четыреста головорезов, и все они уже выходят на перехват праведника… Труден переход из чужбины на Родину, нелегко удостоиться её лона, и угроза гибели висела над головой возвращающихся испокон веков… Яаков молится Б-гу, открывшемуся ему в Бейт-Эле. Он больше не калека! Смахнув ладонью злые слезы, юноша постарался взять себя в руки, не хватало еще, чтобы его увидели плачущим. О том, что отряд ушел, Нир узнал час назад, придя на тренировку и никого на базе не обнаружив, кроме двух отрядных писарей.

Один из них и передал ему приказ прибыть в распоряжение Мертвого Герцога. Из-за обиды юноша даже не задумался над несуразностью этого приказа. Кто он и кто Мертвый Герцог?! Какие у них могут быть общие дела?! В другое время Нир, любящий и умеющий плести мысленные логические кружева, немало времени посвятил бы размышлению над. Но сейчас он не мог думать ни о чем, кроме своей обиды. Нир показал ему свой жетон варлина и пробурчал: Жетон никакого впечатления на привратника не произвел.

Он принялся рыться в каких-то списках и рылся довольно долго. Наконец нашел имя юноши и пропустил. Служащим в этом здании людям порой казалось, что строивший его архитектор был безумным.

Только минут через двадцать юноша добрался до цели своего путешествия. А до того, как по ходатайству капитана Невидимок, маг-целитель из Антрайна выправил ему ногу и плечо, он бы добирался раза в два дольше. Юноша неуверенно открыл створку тяжелых дверей и протиснулся в кабинет самого могущественного, если не считать ректора Антрайна, человека в королевстве. Впрочем, не человека, но это не имело никакого значения. Власть Мертвого Герцога была больше королевской. Не существовало никого, кто бы его не опасался.

Нир поднял взгляд и увидел холодные жестокие желтоватые глаза на словно вырубленном топором лице. У него мороз по шкуре прошел. Юноша медленно выдохнул, набираясь храбрости, и низко поклонился. Он покорно сел на указанный неудобный стул и уставился на хозяина кабинета, как мышь на змею.

И вот тут Нир решился: Прошу отпустить меня из варла! Я не могу больше так! Поверьте, по очень веской причине.

Book: Крест и посох

И вашей вины здесь. Каждому знанию свое время. Надеюсь, вам это ясно? На самом деле ему было не слишком важно, кто именно его отец. По очень простой причине -- этот человек развлекся с его матерью, не думая о последствиях. Его мало интересовал ребенок, иначе он давно бы объявился.

А поэтому юношу он тоже не интересовал. Страх его куда-то делся. Теперь он испытывал злость. Такого он ожидать никак не. Услышав это от кого-то другого, он бы воспринял сказанное, как злую шутку. Но сказанное главой второго аррала приходилось воспринимать всерьез. А чтобы вы не сомневались, вот вам приказ подписанный одновременно мною и Его Величеством. Завтра с утра вы обязаны прибыть в секретариат первого Королевского университета, чтобы получить расписание занятий.

Они будут проходить там. Нир вышел из кабинета, как сомнамбула, он ничего не понимал и пребывал в полной растерянности. Предписывающий никому не нужному мальчишке заниматься всякой чушью?!

Нет, что-то тут нечисто Юноша дал себе слово выяснить, что. А пока придется подчиниться, выбора у него. Он ставил себя на место киреонских генералов и ничего не понимал. Высадка на полуострове однозначно не выгодна тактически, ни при каком раскладе.

Но зачем-то они ведь высадились. Так на что же рассчитывают островитяне? В их штабах сидят далеко не идиоты -- доводилось с ними сталкиваться, воюют грамотно. А, значит, вывод один: Они прекрасно должны понимать, что портал вскоре отобьют, второй флот королевства уже на пути к острову Хорн, киреонцам не удержаться, тем более, что магов у них мало. А со вторым флотом милорд ректор отправил больше трехсот опытных магов, двадцать из которых -- магистры высшего посвящения.

Нет, островитянам долго не продержаться, и они это должны понимать. Так на что же они рассчитывают? Лартин раздраженно почесал щеку и снова склонился над картой. Чего-то он не видит, чего-то он не понимает. Подсознательно принц был уверен, что атакой не полуостров островитяне отвлекают внимание не от портала, а от чего-то другого. И его бесило, что он не знает от чего.

У вас есть какая-нибудь новая информация? А информации, к сожалению. Ни Невидимки, ни высшие зорхайны еще не добрались до места событий. Поэтому пока мы можем только гадать о причинах случившегося.

Мне все это крайне не нравится. Скорее всего то, что на поверхности, не имеет никакого значения, суть значительно глубже. Признаю свою вину -- никогда не считал киреонцев серьезным противником и не разворачивал в герцогстве большой разведывательной сети, держал минимум агентов, которых островитяне легко переиграли.

Но теперь нам придется играть вслепую. Я долго размышлял над всем этим и решил принять меры даже на случай самого невероятного развития событий. Я вижу две причины для. Точнее, причина одна -- поиск союзника, но вот союзники могут быть разными. Они теперь не имеют прямого доступа в Игмалион, как раньше.

А что, если они решили воспользоваться порталом, чтобы проникнуть к нам? Пусть даже вероятность этого низка, но мы все равно обязаны подумать о ней и на всякий случай предусмотреть ответные действия. Если же киреонцы сговорились с торийцами, иначе говоря с визирем Мелисаниром, который является реальным правителем царства, то это не слишком страшно. Наши визуалы с ними легко справятся. Справимся, но это все равно остается всего лишь операцией прикрытия истинной цели.

Я прошу вас приложить все силы аррала для того, чтобы выяснить эту цель. Пусть даже через портал в Игмалион снова проникли кукловоды. Я хочу знать -- для чего? Зомбировать людей, как раньше, они не в состоянии, так чего же они добиваются?! Кстати, а где ваш отец? Он собрался отречься от престола в мою пользу. Мои доводы он просто не желает слышать. Я его конечно понимаю, сам не больше хочу лезть в это дерьмо, но нужно же знать, когда можно, а когда нельзя следовать своим желаниям!

У меня ощущение, что отец этой простой истины не понимает! Но спрашивать его, как вы сами понимаете, никто не собирался. Меня сейчас беспокоит другой ваш брат, Ирлан. Ему с его кликой такой король, как Ирлан, очень выгоден. Сейчас они обрабатываю. В его окружении, как вы сами понимаете, есть мои люди, и мне очень не нравятся ведущиеся там в последнее время разговоры.

Его Высочество убеждают в том, что он самый гениальный, самый лучший, да что там говорить, вообще незаменимый, что ему и только ему место на престоле. Подсовывают самых красивых женщин, спаивают, засыпают подарками. И это не. Герцог намерен воспользоваться войной для того, чтобы исподтишка расправиться с вами, для чего были наняты лучшие профессионалы из гильдии убийц -- как вы знаете, на самом деле она под полным контролем варла и всегда сообщает нам обо всех своих заказчиках.

Глава гильдии, после того, как к нему обратились с таким заказом, в панике прибежал ко мне, я же посоветовал ему сделать вид, что он принял заказ, а то бы герцог начал искать убийц на стороне и вполне мог бы найти.

Мы потому и оставили подобие гильдии убийц, что свято место пусто не бывает. Дайте отмашку своим людям, пусть они эту камарилью тихо перережут! Что его разгульная жизнь -- это всего лишь тщательно проработанная маска. Заклинание наложено мастером своего дела и практически незаметно для других магов, замаскировано под общеоздоровляющее. Я не могу приказать убить родного брата!

Каким бы он ни был, но он мой брат! Поскольку вы хотите сохранить ему жизнь, то единственным выходом, который я сейчас вижу, является подписание им отречения от прав на престол и уход в монастырь.

Тон Мертвого Герцога, когда он говорил это, был ледяным. Никто из аристократов не потерпит евнуха на престоле. У него перехватило дыхание. А пока, извольте убрать засветившихся в заговоре. Это заставит остальных на время отказаться от своих планов. Вы не могли бы связаться с вашим патриархом и попросить, чтобы десятка два зорхайнов полетали над страной и посмотрели.

Вдруг увидят что-то необычное. Кстати, отряд зорхайнов для связи готов присоединиться к вашему войску. А за отряд благодарю, воздушные разведчики очень пригодятся.

  • Вы точно человек?
  • Пушкин в русской философской критике
  • Рождество Христово. Рождественский пост

Хочу попросить вас встретиться с моим отцом, может все же удастся уговорить его отказаться от отречения. Он годами страстно мечтал избавиться от короны и теперь, когда исполнение мечты так близко, вряд ли станет кого-либо слушать. Проводив взглядом Мертвого Герцога, Лартин вернулся к изучению карты и своим размышлениям.

Глава 2 Краем глаза поглядывая на портовую суету, Кенрик обихаживал недовольно ворчащего Черныша, которому морское путешествие, как и всем остальным карайнам отряда, не слишком-то пришлось по вкусу. Особенно то, что по дороге бриг попал в небольшой шторм -- качка была знатная, юноша и сам страдал от морской болезни. Что уж говорить о кошачьих, которые воду никогда особо не любили, тем более, когда ее столько. От столицы до Дзанга, где их ожидал скоростной бриг, отряд добрался меньше, чем за сутки.

Неслись без отдыха, даже ели на ходу. Карайнам было проще, они в таких случаях обычно наедались впрок и могли обходиться без еды несколько дней, хотя и не слишком любили. Однако сейчас было не до капризов, и разумные звери это прекрасно понимали. В самом Дзанге тоже отдохнуть не вышло, пришлось сразу по прибытии грузиться на корабль, что потребовало немало усилий -- бриг не был предназначен для перевозки карайнов, которых пришлось разместить в трюме, убрав оттуда все лишнее.

Когда наконец отдали якорь, Кенрик уткнулся носом в теплый бок Черныша и тут же уснул, вымотавшись до предела. Однако поспать долго не удалось. Часов через пять после отбытия из Дзанга начался шторм со всеми сопутствующими прелестями -- качкой, морской болезнью и прочим.

Невидимкам пришлось потратить немало сил, чтобы успокоить своих карайнов, которым показалось, что корабль тонет, и тонуть вместе с ним они не хотели. Многие порывались выбраться на палубу и спрыгнуть в воду, считая, что доберутся до берега сами, едва удалось убедить их не делать.

Но все на свете заканчивается, закончился и шторм. А еще через несколько часов на горизонте показались башни маяков Кейда. Кенрик в этом довольно большом городе еще не бывал, поэтому, сразу после того, как объявили о скором прибытии, выбрался вместе с Чернышом на палубу и с интересом уставился на приближающиеся крепостные стены. Уже полуразобранные, они остались еще с тех времен, когда в каверне было несколько враждебных друг другу стран. Сейчас, понятно, стены были уже не нужны, вот их постепенно и разбирали для своих нужд горожане, чтобы не тащиться в далекую каменоломню.

Портовая суета поразила юношу, ему показалось, что даже столичный порт не столь велик, как кейдский, не говоря уже о дзангском.

Впрочем, ничего удивительного -- через Кейд вся лежащая к западу от него часть страны снабжалась железом, медью, углем и много чем. Возможно, это была и не единственная причина, Кенрик этого не. Он просто смотрел на бесчисленные вереницы грузчиков загружающих и разгружающих множество судов, и удивлялся про себя, что их столько.

В Игмалионе, в отличие от его родины, жили богато, работа была у всех, кто хотел работать. И оплаты вполне хватало на жизнь, никто не голодал. Бриг тем временем пришвартовался, матросы спустили паруса и отдали швартовы, затем перебросили на берег сходни. Капитан, не теряя времени, отдал приказ сходить. На берегу отряд уже ждали коронные интенданты с заготовленными припасами, которые на скорую руку загрузили в седельные сумки карайнов и сразу после этого отправились в путь.

Кенрик только вздохнул про себя -- город посмотреть так и не вышло, много ли увидишь с несущегося галопом карайна. Через четверть часа Кейд остался позади, и отряд помчался по ойнерской дороге, миль через двести, у переправы через реку Синандин, разделяющейся надвое. Там придется сворачивать направо, переправляться и двигаться уже в сторону Хирлайда через узкий перешеек между Ларантским озером и Ойнерским морем.

Многие опасались, что при первом же землетрясении перешеек разрушится и озеро сольется с морем, поэтому вблизи самого перешейка люди не селились. Каждый раз, когда Кенрику доводилось видеть игмалионские дороги, связывающие крупные города, он вспоминал разбитые, узкие дороги в той же Тории, не говоря уже о более мелких странах его каверны, и поражался про.

Это сколько же надо было сил и времени затратить, чтобы выстроить такое чудо, как эти дороги -- ровные, почти прямые, широкие. Четыре повозки разъедутся в ряд! А уж стоимость их и представить страшно. Что и говорить, богатое государство, есть богатое государство, оно многое может себе позволить.

Беда только, что его богатство вызывает зависть у соседей, жаждущих урвать и себе кусок, не прилагая к этому никаких усилий. Вот и сейчас снова война. А все из-за того же, из-за человеческой жадности. Почему эти проклятые островитяне полезли в Игмалион, почему им дома не сиделось? По той же причине. Юноша, конечно, слышал, что в Киреоне живут бедно, что для такой маленькой территории у них слишком много людей, вот и голодают. Но им же предлагали уйти под руку Игмалиона? Не захотели, силой решили отобрать.

Что ж, пусть теперь пеняют на. Это же надо такую чушь нести Ты судишь о том, в чем совершенно не разбираешься, причем судишь со своей колокольни, считая себя априори правым.

Для начала попробуй поставить себя на место человека, который день и ночь надрывается, но при этом не может прокормить своих детей просто потому, что негде вырастить достаточно еды для. А в соседней стране куча свободной земли, которую никто не возделывает, соседи сидят на ней как сыч на ветке -- и сам не гам, и другому не дам. Простые люди может и согласились бы с тем, что этот сосед возьмет их под свою руку -- им безразлично, кому платить налоги.

Хоть и не. Однако, есть еще и правители, которые ни за что не захотят делиться ни прибылью, ни властью с кем бы то ни. Вот они-то и направляют недовольство и гнев голодных людей в нужное им русло.

И люди идут умирать ради них, а не ради своих детей, как им вбили в голову". Сам ручки замарать боишься, а туда же". Как обычно, Посох ухитрился испортить ему настроение, однако заставил задуматься о вещах, о которых он никогда раньше не задумывался.

Он всегда предпочитал выстраивать картину мира как можно более простой, так легче жилось. Однако Витой постоянно разбивал эту уютную картину, заставляя юношу спешно сочинять новую, кое-как заляпывая дырки в прежней, и его это безмерно раздражало. Кенрику гораздо спокойнее было в объятьях своих иллюзий и, как ни старался Посох, ему пока не удавалось заставить своего носителя принимать мир таким, какой он есть на самом деле.

При крайней необходимости, юноша способен был действовать решительно, как во время экспедиции в Средоточие, но только, если без этого нельзя было обойтись. Слишком уж ему не нравилось брать на себя ответственность за других, и он избегал ее, как только. Отряд сбавил ход, чтобы дать карайнам отдохнуть, постоянно нестись галопом не могли даже они, будучи все же живыми существами, а не големами. На сей раз полусотня Кенрика двигалось последней в колонне, а сам он в замыкающем ряду, вместе с Марком, который не отпускал ученика от себя.

Юноша, страшно довольный тем, что Посох от него отстал, глазел по сторонам, благо местность вдоль реки была довольно живописная. Они проезжали мимо небольших тенистых рощиц, густых зарослей ягодных кустов, где юноша с удовольствием бы попасся, невысоких поросших травой холмов и множества ручейков манивших отдохнуть.

Кенрик тяжело вздохнул -- с каким бы удовольствием он сейчас бы повалялся на травке, поел ягод, искупался в ручье Но увы, нужно куда-то ехать. Впереди показался небольшой лесок. Тут что-то не то! Тот стоял и спокойно смотрел на проезжающий мимо отряд. Юноша покосился на других Невидимок, но старика, похоже, никто, кроме него, не заметил. Ну и Беранис с ним! Стоит себе -- и пусть стоит.

Chanpao - Персонаж

Того, что произошло следом, Кенрик не ожидал и ожидать не. Время вдруг остановило свой ход как тогда, когда они с Марком, Ниром и Телией прорывались через Илайский перешеек к войскам принца. Посох что-то сдавленно пискнул, и его присутствие перестало ощущаться.

Юноша дернулся из стороны в сторону, но не смог двинуться с места, что-то невидимое держало. Старик, внимательно глядя Кенрику прямо в глаза, направился к. Ощутив приближение большого числа людей и карайнов, Эльнар набросил на себя полог невидимости и отошел под сень деревьев. Ни с кем общаться он желания не имел, однако, когда увидел, кто едет мимо, то едва заметно улыбнулся.

Пусть едут, люди нужным и важным делом заняты. Если бы потребовалось, Эльнар бы даже помог им, естественно так, чтобы они об этой помощи не узнали. Взгляд старого мага безразлично скользил по бравым воинам, он привычно сканировал каждого, отмечая полное отсутствие дара.

Нет, трое визуалов попались на глаза, но они его ни в малейшей степени не интересовали. Тяжело вздохнув, Эльнар сказал себе, что пора уже свыкнуться с мыслью, что ученика себе он уже не найдет, слишком стар, а дар истинного мага чрезвычайно редок. Но когда мимо него проезжал последний ряд Невидимок, старику показалось, что его огрели дубиной по голове.

Один из них, слегка смугловатый черноволосый молодой парень обладал даром такой силы, что подобных ему Эльнар не встречал за всю свою довольно долгую жизнь, а прожил он лет четыреста, давно бросив считать года. Мысленным пожеланием остановив время, старик двинулся к парню, испуганно смотрящему на.

Из этого Эльнар заключил, что тот его видит, хотя это и было совершенно невозможно для необученного мага. Какой отсюда следует вывод? А только один -- парнишка где-то обучался.

Хоть бы только не у кукловодов, эти способны только изгадить чужой дар. Подойдя ближе, маг принялся внимательно изучать ауру парня, с каждым мгновением приходя во все большее недоумение. Судя по рисунку развития способностей, его обучением не занимался никто из истинных магов, так как некоторые области, на которые учитель-истинный обратил бы внимание в первую очередь, не были затронуты вовсе, похоже, что беднягу обучали визуалы, не распознав истинного.

Но в то же время другие области оказались гипертрофированно развиты, а этого визуалы сделать никак не. Эльнар вгляделся глубже и понял, что в рисунке ощущается еще чье-то влияние, вот только почерк этого влияния был уж больно странным, необычным.

Это что же перед ним за феномен такой? Глаза парня внезапно зажглись яростью, вокруг рук возникло свечение готового в любой момент сорваться заклинания, в котором Эльнар с немалым изумлением опознал "Огненный Смерч" - ученикам строжайше запрещалось использовать его и на десятом году обучения. Никакой я не кукловод. Я этих дураков с испорченным даром на дух не переношу! Сможешь сам или мне помочь? Ты хоть понимаешь, что только что мог выжечь все вокруг на несколько десятков миль?!

Я его не раз уже использовал. Даже костер с его помощью разжигал Эльнар не нашелся, что ответить на. Он довольно долго стоял, молча хватая ртом воздух от возмущения. Использовать боевое заклинание высшего порядка для разжигания костра?!

Мальчишка что, с ума сошел?! Мало простых огненных заклинаний, не требующих такого потока энергии и такого контроля?! Старик не выдержал и высказал свое возмущение в соответствующих выражениях. Самостоятельно такому научиться невозможно. Боюсь, что мне придется тобой заняться, а то ты по глупости всю каверну изничтожишь и не заметишь. Мне дышать времени нет! Научу, тогда тебе для отдыха и часа хватит. Как же мне все это надоело Внимательно всмотревшись в него, Эльнар понял, что настаивать не стоит -- мальчишка просто не готов к ответственности и бежит от нее изо всех сил, а значит, обучать его пока рано.

Еще старый маг понял причину того, что некоторые области рисунка дара у Кенрика слишком развиты. Мальчишка явно нашел какой-то древний артефакт, который и дал ему кое-какие возможности. А Беранис его знает. Мало ли по каверне было рассыпано сильных артефактов за прошедшие тысячелетия?

Он еще не маг и нескоро магом станет. Для начала парню нужно преодолеть себя, свою лень и нежелание принимать мир во всем его многообразии. И будь осторожен, там, куда вы направляетесь, есть кукловоды. С этими словами он исчез. Время возобновило свой ход, и Кенрик осознал, что никто из его товарищей по отряду странного старика не заметил.

Случившееся повергло юношу в шок, ведь Посох утверждал, что других истинных магов в мире, не в каверне, а в мире. Был заимствован из пантеона египетских богов. В Египте почитался как победитель дракона. Представители секты Василида полагали, что Абраксас является верховным главой небес и эонов. У него насчитывается добродетелей, выпадающих на каждый день.

Семь букв, входящих в его имя, также получили магическое истолкование. Изображался Абраксас с телом человека, головой петуха и змеями вместо ног. Его образ часто присутствовал на геммах — амулетах. Культ Абраксаса получил распространение и за пределами христианского гностицизма, войдя в ряд языческих мистерий.

Имя Абраксас соотносилось с мистическим словом абракадабра. Основоположники абстракционизма — русские художники Василий Кандинский и Казимир Малевич, голландец Пит Мондриан, француз Робер Делоне и чех Франтишек Купка — в своем творчестве опирались, как правило, на мистические идеи, заимствованные из теософской доктрины.

В основе метода отвлеченных построений лежало стремление символически выразить внутренние закономерности и интуитивно постигаемые сущности, скрываемые за происходящими явлениями видимого мира.

Создаваемые отвлеченные живописные построения мыслились и как проекции структур космического миропорядка, и как проекты идеального устройства мира социального, и как принципиальные схемы организации пространственной и предметной среды, окружающей человека. С момента возникновения абстракционизма в нем четко определились два направления: После Второй мировой войны эстетические концепции абстракционизма теряют свою метафизическую символику: Изобразительное и декоративное искусство.

Что же касается сферы искусства, та или иная степень абстракции присуща ему с момента его возникновения. Уже в эпоху неолита резкое упрощение форм и устранение деталей позволило создать образы, символизирующие знаки космических стихий.

Абут и анет — это две идентичные рыбы, плывущие в качестве дозорных перед кораблем бога солнца Ра. Мифологема о солнечных рыбах отражает космологию мироустройства на первооснове воды — в противоположность мифу о боге-солнце, скачущем на колеснице, как космологии воздуха или эфира.

Абут и анет вечно пребывают в движении. На рассвете они плывут по небу с востока на запад, ночью движутся в противоположном направлении. На разных этапах первооткрывателями выступали сменявшие друг друга авангардные направления: С этой целью изображение подвергается экспрессивным деформациям, аналитическому членению и различным игровым преобразованиям, вплоть до полного вытеснения изобразительности.

Размывание границ между искусством и реальностью, придание произведению характера самоценного объекта реальности осуществляется прежде всего в таких формах, как коллаж и инсталляция пространственная композиция.

Если на первом этапе это выражалось в отказе от завершенности, в культивировании приемов спонтанного порождения формы, то с х стали использоваться реальное движение или мысленная трансформация, совершаемая в восприятии зрителя акционизм и кинетическое искусство. Символика авангарда тесно связана и с его творческими установками — взглядом на творчество как на действие, освобожденное от осознанных целей, а на художественный объект — как на предмет, оторванный от привычных функций и ассоциаций.

Поэтому простое перемещение предмета в иную, парадоксальную для него среду становится художественной акцией. Публичные гадания в Древнем Риме разрешалось проводить лишь членам коллегии авгуров.

Она была учреждена первым римским царем Ромулом для ауспиций — птицегадания. Должность авгуров являлась пожизненной. Первоначально их число ограничивалось тремя.

Юлий Цезарь увеличил численность до В обязанность им вменялось давать советы чиновникам и военачальникам на основании знамений. Ни одно военное предприятие или реформа не обходились без предварительного обращения к авгурам. Принадлежность к авгурам рассматривалась как признак знатности, поэтому далеко не все из членов коллегии обладали способностями к предсказаниям. При коллегии имелся специальный архив, в котором хранились записи обо всех сбывшихся предсказаниях. Авгуры классифицировали знамения на внезапные и ожидаемые.

К первому типу относились разного рода мелкие случайности: Они, как правило, предвещали неприятности. К ожидаемым знамениям относились гром, молнии, кометы, полет и крики птиц и. Особое внимание уделялось авгурами поведению священных цыплят. При наблюдении ожидаемого знамения авгур скрывался от других раздражителей в шатре с единственным окном, обращенным на юг.

Если же знамения ожидали на небе, авгур поднимался на башню и, оборачиваясь на восток, специальным изогнутым жезлом очерчивал участок. Все, что затем происходило в границах этого участка, считалось знамениями. При наблюдении за птицами авгур должен был учитывать следующие параметры: Птицы дифференцировались на тех, кто приносит добрые знаки, и тех, кто предвещает бедствия. Добрым знаком почитали полет орла, канюка, ястреба. Беду предрекал крик ворона, вороны, совы.

Некоторые птицы, например дятел или скоп, не имели определенных качеств. Правда, если ворон кричал справа от авгура, а ворона слева, это было хорошим предзнаменованием. Птицы для пророческой практики различались по степени важности. Так, орел считался важнее грача. При противоречивых показаниях авгур основывал пророчества на преобладающей тенденции.

В настоящее время авгурами иронически называют неудачливых гадателей. Римская религия от времени Августа до Антонинов.

Данная эмблема была перенесена с герба семейства Висконти, герцогов Миланских. Крест являлся воинским символом рыцарей из Ломбардии, участвовавших в крестовом походе. Долгое время эмблему окружал лавровый венок, что служило указанием на выигрыш Гран-при на Всемирных автогонках в Знак был предложен гонщиком и журналистом Сами Дэвисом. По его признанию, данный образ был ему навеян египетскими символами скарабея и крыльев ястреба. Поначалу у эмблемы была чернобелая семантика, сейчас — зеленый цвет с позолотой.

Круги символизируют слияние четырех компаний. Эмблема БМВ — изображение вращающегося пропеллера. В пропеллер подвергся существенной стилизации — теперь это круг, разделенный на четыре четверти, окрашенные в традиционные для Баварии белый и синий цвета.

Широкая полоса в первой и четвертой четвертях — пояс воинской доблести, дарованный предкам Моте за отвагу, проявленную в крестовых походах.

Эмблема подверглась демонтажу в Впервые появилась на фюзеляже истребителя, управляемого асом Франческо Баррока, сбитого в Фирма оставила эту эмблему по предложению матери убитого. Желтый фон — цвет ближайшего к Маранелло города Модены. Зеленая, белая и красные полосы — цвета национального флага Италии. Первоначально в качестве торгового знака использовались крылья. Их сменило изображение головы ягуара.

Ее в свою очередь заменил ягуар в прыжке. Фигурка с капота была убрана в середине х в соответствии с правилами безопасности. Ягуар, по мнению руководителей компании, символизирует скорость, мощь и красоту.

Звезда символизировала превосходство компании в трех сферах — на земле, воде и в воздухе. Ее автором был владелец завода Г. Бенц выбрал в качестве товарного знака рулевое колесо, замененное лавровым венком. Символы Даймлера и Бенца были композиционно соединены в при слиянии их фирм.

В современном виде эмблема существует с По утверждению владельцев, изображение имеет форму восьмиконечного болта. Восходит к мону гербу фамилии Ивасаки. В товарном варианте герб существенно упростился. Знак окрашивался в самый популярный в Японии красный цвет.

Каждый ромб, по утверждению владельцев, символизирует один из принципов компании: Красный круг символизирует солнце, синий прямоугольник — небо. Знак, с точки зрения владельцев, выражает девиз компании: Знак символизировал мощь изделий фирмы. Вздыбленная лошадь была заимствована из герба Штутгарта.